Марианна
Гончарова


 

Амели от литературы – интервью с Марианной Гончаровой (2011)

 

О силе ЖЖ, забронзовевших власть имущих, и как чуть не получила по шее…




Марианна Гончарова – писательница, живущая на Украине и пишущая на рус­ском языке. Она – журналист, педагог, переводчик, режиссёр молодёжного театра. Золотой лауреат конкурсов Живого Журнала «Профессионалы–2009» и «Лучшие блоги–2009». Из-под её пера выходят лаконичные философские, в основном юмори­стические рассказы, каждый из которых соткан, казалось бы, из мелочей: теле­фонный звонок старого знакомого, приблудившийся кот, сова Ксюша с совятами на чердаке... Но ведь именно из таких мелочей состоит жизнь.


– Ваши рассказы – подсмотренные, под­слушанные, случайно замеченные – малень­кие истории. Вы, наверное, всегда держите под рукой блокнот – чтоб, ежели чего при­ключится, тут же записать?

– Нет, не всегда. Я ведь училась на фа­культете иностранных языков – память натрени­рованная. И потом, то, что производит впечат­ление, не забывается. Хотя, конечно, в каждой сумке обязательный дежурный блокнот. Но он не совсем для записывания событий, а скорей для мыслей, идей, почеркушек всяких.

– Жизнь, пожалуй, каждого человека сот­кана из маленьких ситуаций, случаев, про­исшествий, но далеко не каждый обращает на них внимание, и уж тем более переносит их на бумагу. Когда вы стали записывать действительность?

– Всегда. По-моему, это было всегда. При­мерно лет с пятнадцати. Только сначала я не записывала, а рассказывала. Показывала в ли­цах. Или в мордах, лапах и хвостах, если речь шла о животных. У меня была подруга Лена, именно благодаря ей я и научилась рассматри­вать всё в деталях и стала всё это сначала просто записывать, а потом уже и рассказы пи­сать. Лена всё время повторяла мне: «Запиши это. Запиши».

Когда Лена серьёзно заболела и уже не вставала, я приходила к ней и часами рассказы­вала и показывала, отвлекала, развлекала, смешила её. Даже в предпоследний её день в нашем мире Ленка смеялась. Моя новая книга «Дракон из Перкалаба», которая выйдет в феврале в издательстве «ЭКСМО», о ней, о художнике Елене Бирюковой. Которая научила меня смотреть и видеть.

– Вы живёте и работаете недалеко от украинского города Черновцы – место ин­тересное, пограничное. Кем вы себя ощущаете по национальности и государствен­ной принадлежности?

– Намешано во мне столько всяких игристых весёлых кровей: и русская, и украинская, и еврейская. Воспитывалась я на русской литературе и английской классике. Всегда обожа­ла украинскую, особенно гуцульскую культуру, чувствовала себя в горах очень счастли­вой. Нет, совсем не у костра под туристские песни, а именно в компании людей, там живу­щих. Дальше. Мои обе бабушки и дедушка – одесситы, а в Одессе одна национальность – одессит. Словом, понятия не имею, как ответить на этот вопрос. А, вот так: я – землянин, да.

– Следите ли вы за политикой? А то в последнее время на Украине, да и в Рос­сии какая-то ерунда творится. В Украине Тимошенко посадили. За что – никто толком сказать не может. В Москве вот митинги оппозиции проходят, недовольной результа­тами выборов, тысяча задержанных, а в федеральных СМИ – ни слова… 

– Да, слежу. И не из праздного любопытства.

Потому что за каждым событием стоят конкретные люди. От каждого события может за­висеть будущее моих детей. Я отвечаю на ваши вопросы накануне митинга, куда собирают­ся идти мои московские друзья. И понимаю, что не пойти они не могут. И очень тревожно за них, очень неспокойно. 

А наши власть имущие забронзовели. Потеряли чувство реальности. Как-то, возясь на кухне, вдруг случайно услышала из телевизора высказывание одного депутата на сессии Верховной Рады. Он сначала нёс немыслимую пургу об образовании и культуре, а на ка­кую-то трезвую реплику оппонентов насупился важно, покачал указательным пальцем и ска­зал (цитирую в переводе на русский язык): «Что вы такое говорите?! Нас же слушает про­стой народ!»

Интересно, он уже чувствует себя коронованным или купил себе титул по случаю?

У всех в нашей стране гигантская проблема: у нас за таких голосуют.

– Всё большее значение при организации народных волнений приобретают соци­альные сети и Живой Журнал. У вас тоже есть страничка в ЖЖ. С какой целью вы её создавали, много ли времени она у вас отнимает и приносит ли пользу в жизни?

– Когда я завела страницу в Живом Журнале, я не думала, что это серьёзно. К тому времени у меня уже было много публикаций в Одесском юмористическом журнале «Фон­тан» и других периодических изданиях. Я помещала на страницу ранее опубликованные рассказы и миниатюры. Мы знакомились с милыми людьми, обменивались всякими ново­стями и впечатлениями. Но в 2008 году нашу область вдруг залило большой водой, когда старые дома таяли в воде прямо на глазах, дороги, поля и даже кладбища были размыты, погибали люди и животные, люди теряли всё. Это была ужасная катастрофа – я сама виде­ла, как стремительно и страшно идёт большая вода. Как безжалостно она разрушает всё на своём пути. Вот именно тогда я поняла силу Живого Журнала. Я опубликовала тогда не­сколько репортажей из затопленных районов, и незнакомые люди стали перечислять сред­ства на восстановление больниц и детских садов. Следом за ЖЖ эти репортажи опублико­вал киевский еженедельник «Зеркало недели», потом литературно-публицистический жур­нал «Радуга». И в область поехали добровольцы, спасатели, строители. Приезжали грузо­вики из разных городов Украины, России и Белоруссии с вещами первой необходимости, продуктами, водой, медикаментами. Конечно, помощь в область шла не только благодаря именно моим скромным материалам, но они тоже сыграли немалую роль. В частности, именно благодаря этим репортажам в одном из пострадавших сёл построили так называе­мый социальный дом. Это большой дом в центре села, рядом с больницей и магазином, где одинокие пострадавшие старики получили отдельные квартиры. Самый молодой ста­рик, если можно так сказать, был с 1929 года.

У ЖЖ большая сила. Живой Журнал участвует в благотворительных программах, помо­гает больным детям, собирает средства для одиноких стариков, помогает в поиске пропав­ших людей, собирает донорскую кровь для тяжелобольных, средства на содержание и ле­чение бездомных животных, помогает распространять важную информацию. Среди пользо­вателей ЖЖ есть настоящие праведники. Правда.

Да и просто в ЖЖ можно найти друзей на всю жизнь. Все мои друзья из ЖЖ, с которы­ми я познакомилась в оффлайне, оказались даже ещё лучше, чем я предполагала. 

– Вы объединяете свои рассказы под одной обложкой по мере появления их на свет и накопления? Или в каждой книге можно выделить общую тему?

– Первые три книги, вышедшие в «ЭКСМО», сложены из рассказов, которые один за другим больше десяти лет были опубликованы в одесском юмористическом журнале «Фон­тан». А поскольку я продолжаю сотрудничать и дружить с редакцией журнала, то, думаю, рассказов моих хватит ещё на несколько сборников. У моих книг потрясающий редактор, Валерий Хаит. Он же – редактор журнала «Фонтан». Я доверяю ему полностью. Это он складывает мои книги. У мужчин, особенно у профессиональных редакторов, всё-таки есть железная логика. А какая логика может быть у женщин, которые пишут юмористическую прозу?

– Бывает такое, что вы думаете: «Так, надо бы мне написать про…», или никогда не загадываете?

– Да. Бывает, и часто. Вот, например. В ноябре вдруг почувствовала страшную идио­синкразию на фотографии и репортажи об одних и тех же людях, на информацию и сплет­ни, на жареные факты и хвалебные статьи. И на ТВ ничего не меняется, я смотрю ТВ ред­ко, но из года в год на экранах одни и же физиономии со своими истериками, драками, на­рядами. Эти люди лезут ко мне в дом без спросу отовсюду, от вида их гламурных фотогра­фий просто уже тошнит.

А вокруг, к моему счастью, в жизни без газет, телевидения, Интернета и прочей инфор­мационной свалки живут и трудятся люди, не стремящиеся к известности, красивые, обра­зованные, мудрые, сохраняющие несмотря ни на что чувство собственного достоинства и живую душу. Настоящие профессионалы и труженики. Люди широко мыслящие, задумыва­ющиеся о главном, люди, которым хочется подражать. Люди, знающие, зачем они живут...

Это врач и офицер, строитель и пианист, потрясающая актриса провинциального теат­ра и мудрый учитель. Исследователи непознанного, учёные, литераторы, художники, жур­налисты и репортёры, которые всегда за кадром. Это волонтёры благотворительных проек­тов и священнослужители.

Вот именно о таких людях я и начала писать. Этот проект называется «Разговоры о главном».

В рамках такого проекта я мечтаю сделать интервью с Владиславом Тетериным. У нас в Украине тоже есть люди, которые занимаются не только лечением детей-инвалидов, но и их социальной реабилитацией, их воспитанием и образованием. А Владислав Тетерин по­святил себя талантливым детям-инвалидам. Их обучению, развитию. Стремится к тому, что­бы об этих детях узнал весь мир.

Такие, как Владислав Тетерин или наш одесский Борис Литвак и все сотрудники его До­ма с Ангелом, обязательно должны быть знакомы, должны дружить, поддерживать друг друга, учиться друг у друга и объединяться.

– Для вас писательство – это работа, труд? Или скорее хобби?

– Это то, чего я никак не могу не делать. Я не знаю, каким словом это назвать. Может быть, графомания, нет? Но не писать я не могу. Да, для меня это увлекательная, но ино­гда и очень тяжёлая работа – я устаю, иногда плачу, часто перестаю себе верить и отчаи­ваюсь. Но это такой благословенный труд. Нет ничего для меня увлекательней, интерес­ней. 

– Герои ваших рассказов – ваши родные или знакомые. Когда они читают о себе, у вас не бывает чувства неловкости за то, что, возможно, неправильно истолковали их поступки или неточно описали?

– Мои родные и друзья уже привыкли. Они все – отличные ребята, поэтому ничего пло­хого, оскорбительного я не могу о них написать.

Как-то однажды один знакомый вдруг узнал себя в рассказе, хотя речь шла вообще не о нём. Он публично грозился надавать мне по шее. Но обошлось.

– Вы любите путешествовать. Какие города и страны поразили вас больше все­го? Куда бы вы хотели вернуться?

– Батуми в Грузии. Каунас в Литве. Рига в Латвии. Крепость Несебр в Болгарии. Винче­стер в Великобритании. Маленькие старинные городки в Украине, в России, в Шотландии. Хотела бы в Прагу, но чтобы не туристом в группе, а бродить одной или в хорошей неболь­шой компании.

А вернуться я хотела бы в Эдинбург. И непременно повезти туда маму.

– Что приносит радость?

– Успехи моих детей, родных и друзей. Их хорошее самочувствие и настроение. Книги новые, книги, да! Проекты, которые отсюда, с краешка мира, я могу смотреть только он­лайн. Например, программы В.Познера, В.Молчанова. Или «Школа злословия». Детские ра­диопрограммы «Эха Москвы» и «Русского Радио» с Жанной Переляевой. Они мне так напо­минают моё детство. У канала «Меццо» я вообще просила бы убежища. Нет, не политичес­кого. Скажем, интеллектуального. Люблю уезжать, люблю возвращаться. Выбирать подар­ки. Получать подарки. Море. Горы. Новые знакомства.

– У вас есть недостатки, с которыми вы всю жизнь пытаетесь бороться?

– Конечно. У меня куча недостатков. И мой главный недостаток, что я со своими недо­статками не борюсь. Смирилась. Уже какая есть.

– Какие книги стоят на главной полке в вашей библиотеке? 

– Какой замечательный вопрос. Вот спасибо! Что же вы не начали с него это интер­вью?! Ну так. Русская классика. Долго перечислять. Книги серии ЖЗЛ. Отдельно стоят ме­муары, воспоминания, исследования по Серебряному веку. Дальше – Фазиль Искандер, Юрий Коваль, Сергей Довлатов, Марина Москвина и Леонид Тишков, Дина Рубина, Людми­ла Улицкая, Джон Голсуорси, Джон Пристли, Габриэль Г. Маркес, Михаил Жванецкий, Бер­нард Шоу, Ильф и Петров, стихи Ахматовой, стихи Пастернака, переводы русской классиче­ской поэзии на английский, старинные тома 1803 года В.Шекспира с гравюрами ручной пе­чати, лингвострановедческие словари, энциклопедии по всемирному искусству, «Театр Ре­зо Габриадзе» Марины Дмитревской, «То ли луковичка, то ли репка…» Валерия Хаита, «Книга читателя» его же, вся серия «Новый одесский юмор», вышедшая в «ЭКСМО» в этом году, и том «Большой фонтан одесского юмора». Отдельной яркой живописной груп­пой стоят тёплые радостные книги прекрасных людей. Инопланетян, которые пишут книги для детей. Многие с автографами авторов, которые по совместительству и мои хорошие друзья, приятели или знакомые. Это Ксения Драгунская и Юрий Нечипоренко, Михаил Яс­нов и Сергей Махотин, Марина Бородицкая и Артур Гиваргизов. И моя драгоценная подру­га, слишком рано ушедшая в другой мир, Наташа Хаткина.

Это всё из пе-ре-чи-ты-ва-е-мо-го.

– Какое место в вашей библиотеке занимает современная проза?

– Прекрасное почётное место. Такое место, куда удобно дотянуться, достать книгу и пе­речитывать.

– А поэзия?

– И поэзия. О ней я уже упоминала. Ещё Уолт Уитмен, Басё, Бёрнс, Ходасевич.

– В одном из интервью вы говорили, что не любите Новый год. Почему? Как же вы его обычно отмечаете?

– Почему же? Я очень люблю подготовку к Новому году, суету детей в новогодний вечер, когда мы прячем для них подарки, а они ходят по карте в поисках записок с заданиями, находят нарядные пакеты. Люблю, когда Дед Мороз приходит к ним, правда, в это время коварная мама отсылает папу в магазин за чем-нибудь. Я люблю готовить праздничный ужин. Но вот потом сидеть ночью, а ещё у телевизора! (По-другому у меня не получается давно, как-то складывается, что я не могу уехать куда-нибудь.) Это просто испытание.

Я не люблю, когда не выполняют обещаний. Это касается и того, кто поздравляет всех с Новым годом ровно в 12 часов, и самого Нового года. Просишь-просишь, ждёшь-ждёшь… И ещё. Я очень люблю в канун Нового года под ёлкой найти очередную пижаму с медведями или котами и новую книгу, улечься пораньше и проснуться, когда все ещё спят после праздничной ночи. Ну и тут уже разгуляться – праздновать вовсю. Чашкой душисто­го крепкого кофе, хорошей книгой, припасённым диском с любимой музыкой, беседой по скайпу с друзьями из тех стран, которые празднуют Новый год раньше, чем мы. С подругой Ритой, переводчиком из Бангладеш, с сестрой из Мельбурна, с такой же, как и я, ранней пташкой сестрой Таней из Подмосковья. 


Вопросы задавала Любовь ГОРДЕЕВА

 

© «Литературная Россия», №50-51, 16 декабря 2011

 

Контакт

© Марианна Гончарова

build 01 (20170630)